Ожирение как болезнь

Всемирная организация здравоохранения признала ожирение «неинфекционной эпидемией».

В 2оо6 году были опубликованы данные, согласно которым тучность в списке угроз опередила основную беду человечества — голод: сегодня в мире систематически недоедают около 800 миллионов человек, а избыточным весом страдают не менее миллиарда.

Но любое количество голодающих можно «вылечить», просто обеспечив им доступ к еде. Эффективных же средств борьбы с ожирением не найдено до сих пор. Почему же человечество вдруг начало толстеть и почему оно ничего не может с этим поделать?


ВСЕ ЛИ ПОЛЕЗНО, ЧТО В РОТ ПОЛЕЗЛО?

Наши предки на протяжении почти всей истории боялись голода. Задолго до того, как человек научился создавать и хранить запасы пищи, его организм поступал так же, как организм других позвоночных — создавал стратегические запасы прямо под собственными покровами. Всякий раз, когда человек получал возможность он съедал гораздо больше, чем было необходимо для поддержания текущей жизнедеятельности.

В ходе множества биохимических реакций избыток питательных веществ превращался в липиды, которые накапливались в депо специальной жировой ткани.

В нашем теле работает немало физиологических механизмов, специально отрегулированных таким образом, чтобы побуждать нас съедать больше, чем требуется.

Само чувство голода возникает тогда, когда в крови падает содержание глюкозы — самого универсального удобного биохимического «топлива». Снижение ее концентрации улавливают специальные рецепторы, расположенные в гипоталамусе — высшей мозговой инстанции, регулирующей постоянство внутренней среды организма, получив сигнал из гипоталамуса, мозг направляет активность организма в гастрономическую сторону: еду нужно найти, добыть, разделать съесть.

Если же высшие отделы мозга заняты чем-то более неотложным, например бегством от врага или привлечением внимания противоположного пола, они не реагируют на сигнал о нехватке глюкозы, и тогда из гипоталамуса в печень идет команда расщепить некоторое количество гликогена (полимера глюкозы, запасаемого клетками печени и используемого как оперативный энергетический резерв организма), затем вбросить образовавшуюся глюкозу в кровяное русло. Но организм делает это крайне скупо, концентрация глюкозы в крови остается низкой, и через какое-то время гипоталамические рецепторы вновь начинают бомбардировать мозг настойчивыми сигналами: пора есть!

Однако пищеварение — процесс долгий нужно определенное время, чтобы поглощенная пища преобразовалась в глюкозу. Поэтому выключатель у этой системы совсем другой — растяжение стенок желудка. Именно сигналы от его механических рецепторов, поступая в мозг по блуждающему нерву, блокируют чувство голода и создают знакомое всем ощущение насыщения. Эти рецепторы расположены в верхней части желудка и срабатывают, когда он практически полон.

А ощущение сытости возникает еще позже — минут через го после приведения в действие рецепторов. Что и отражает известный совет вставать из-за стола тогда, когда кажется, что можно еще продолжить трапезу, иначе через некоторое время после прекращения еды мы с удивлением обнаруживаем, что объелись.

На самом деле система регуляции ощущений голода и сытости гораздо сложнее.

Но все параметры этой хитрой системы подобраны так, чтобы организм заполнил едой весь объем желудка.

Но это еще не все. Все мы знаем, что еда — занятие чрезвычайно приятное на всех этапах — от аромата и вкуса до состояния блаженной сытости. Все эти ощущения обеспечивают нам деятельность центров удовольствия, расположенных все в том же гипоталамусе. Сигнальными веществами в них служат серотонин, дофамин и «гормоны счастья» эндорфины.

Цель все та же — поощрить организм к еде всякий раз, когда она оказывается доступной, не пренебрегать никакой возможностью пополнить свои запасы. Не пригодится сейчас — отложим в запас, когда-нибудь да понадобится.


МЕТАБОЛИЧЕСКАЯ ЛОВУШКА

Такая стратегия являлась абсолютно адекватной в условиях, когда доступ к пище был весьма нерегулярным и к тому же требовал значительных физических усилий — будь то охота, долгие скитания или полевые работы. Но за несколько десятилетий население целых континентов получило возможность есть досыта, не прилагая серьезных физических усилий.

Победа над голодом — великое достижение человечества, вот только наша система регуляции пищевого поведения о ней ничего не знает. Она по-прежнему требует от нас запасаться впрок. Хотя за едой теперь не надо долго гнаться, ее не нужно извлекать из колосьев и скорлупок — ее можно найти в любой момент, сходив до ближайшего магазина или просто открыв холодильник. Наши регуляторные системы не рассчитаны на постоянную и не требующую усилий доступность еды.

Существует множество теорий, объясняющих формирование избыточного веса.

Одни уделяют больше внимания генетическим факторам, другие — обстоятельствам раннего детства, третьи — социальным условиям жизни. Но все они сходятся в том, что развитие ожирения — процесс самоподдерживающийся. Человек ест много калорийной пищи.

По улицам его возит автомобиль или общественный транспорт, на нужный этаж доставляет лифт.

Профессиональная деятельность многих проходит в удобном кресле, домашняя работа сводится к управлению пылесосом, стиральной машиной и кухонным комбайном. Тратить поглощенное негде, и оно откладывается в виде жировой ткани. Вес человека увеличивается, а вместе с ним растет сложность выполнения физических нагрузок, появляются одышка и мышечная боль. Добровольное снижение активности ведет к еще большему увеличению веса тела, при том что ежедневный рацион никто и не думает сокращать.

Не испытывая голода, человек продолжает есть для стимуляции гипоталамических центров удовольствия.

Дальше начинается обычная гонка по кругу: на постоянное возбуждение эти центры отвечают снижением чувствительности к самим стимулам. Показано, например, что у людей с избыточным весом увеличен обратный захват серотонина в синапсах (межнейронных контактах) и понижено число рецепторов к дофамину. Поэтому для получения той же «порции удовольствия» организму нужно поглощать гораздо больше еды. По сути, это типичный механизм развития зависимости, в котором «наркотиком» выступает пища.


МАКАРОНЫ И ГЕНЫ

Помимо экономических и социально-культурных факторов на баланс жировых отложений очень сильно влияет наследственность.

Для ребенка, оба родителя которого обладают нормальным весом, шансы стать толстым составляют 14%. При избыточном весе одного из родителей эти шансы повышаются до 56%, а в случае тучности обоих — до 75%. Специальные исследования показывают, что основную роль тут играет именно генетика, а не образ жизни семьи: усыновленные дети, как правило, имеют такие же проблемы с весом, как и их биологические родители.

МЕДИЦИНА БЕССИЛЬНА

Хроническое переедание и связанный с ним избыточный вес снижают чувствительность клеток не только к серотонину или дофамину, но и к инсулину. А нечувствительность к инсулину — это не что иное, как сахарный диабет II типа, смертельно опасное заболевание, частота которого растет во всем мире пугающими темпами.

Часто он сопровождается целым комплексом физиологических нарушений (повышенным артериальным давлением, повышенным содержанием в крови глюкозы, жиров и продуктов жирового обмена, склонностью к тромбообразованию и т. д.), получившим название «метаболический синдром». Дальнейшее развитие событий обычно легко предсказуемо: атеросклероз — ишемическая болезнь сердца — инфаркт миокарда.

Варианты возможны, но столь же неприятны. Недаром медики именуют сочетание ожирения, диабета II типа, гипертонии и повышенного содержания жиров в крови «смертельным квартетом».

Вот уже которое десятилетие мировая медицина напряженно ищет средства против всемирного недуга.

Создано бесчисленное множество специальных «легких» продуктов — со вкусом «как у настоящих», но пониженной калорийностью (например, за счет замены сахара синтетическими подсластителями — гораздо более сладкими, но неспособными включаться в обмен веществ). Разработано не меньшее количество диет. Еще в 2003 году медики из Канзасского университета проанализировали результаты применения 230 пищевых программ и обнаружили, что реально похудеть с их помощью удалось всего 5% толстяков. Причем в течение двух лет все они вернулись к прежнему весу.

Не меньше создано и изощренных препаратов, призванных разорвать порочный круг ожирения.

Но весь этот необозримый арсенал не только не в состоянии хотя бы замедлить распространение эпидемии тучности, но порой даже усугубляет ситуацию. Несколько лет назад медицинские эксперты доказали связь ксенандрина и других «сжигателей жира» на основе эфедры (прием этих препаратов приводил к повышению температуры тела) с 8о внезапными смертями. А в минувшем ноябре группа сотрудников Университета Альберты (Канада) опубликовала результаты мета-анализа 30 клинических исследований (с общим числом участников около 20 тысяч) наиболее популярных препаратов для похудения — орлистата, сибутрамина и римонабанта. Для любого из трех препаратов среднее снижение веса так же, как и в случае с диетами, не превышало 5%. Зато прием римонабанта способствовал развитию депрессии и тревожности — настолько, что еще до публикации канадского исследования этот препарат был запрещен в США как недопустимо увеличивающий риск суицида.

Что, в общем-то, неудивительно: действие римонабанта основано на блокировании рецепторов для эндоканнабиоидов, что, конечно, ослабляет наркотическую власть еды, но в то же время способствует развитию депрессии. Впрочем, и у других лекарств оказались свои существенные изъяны: сибутрамин нередко вызывает повышение артериального давления, учащение пульса, нарушения сна и тошноту, а орлистат — побочные эффекты в пищеварительной системе.

Более радикальные способы лечения ожирения — вроде намеренного заражения себя гельминтом-цепнем или уже упоминавшегося хирургического уменьшения объема желудка — оказываются еще опаснее.

А ведь, казалось бы, в чем проблема? Если главные причины избыточного веса — недостаток двигательной активности и переедание, то нужно просто ограничить себя в еде и увеличить физические нагрузки. Никакое серьезное лечение ожирения невозможно без физкультуры и подсчета калорий.

Избавиться от лишнего веса можно только ценой постоянного самоконтроля и строгого самоограничения

Но и эти старые добрые методы нужно применять разумно и аккуратно и желательно под контролем специалистов.

Особенно опасно самодеятельное голодание — у пытающихся избавиться от своей зависимости бывают срывы, когда они после длительного воздержания«переходят к безудержному поглощению еды. И нередко это кончается смертельным «синдромом Бурхаве» — механическим разрывом стенки пищевода. Или желудка.

Бесконтрольные и нерегулярные тренировки в спортзалах тоже могут привести к формированию новой зависимости (у спортсмена -качка физические нагрузки также приводят к выбросу дофамина, как и у обжоры — гастрономические), и даже к инфаркту. И что уж вовсе обидно, даже в случае успеха, бывший толстяк, укротивший свою плоть беспощадной диетой и суровыми упражнениями, часто оказывается жертвой все той же депрессии.

Ведь нейрохимические механизмы организма не были рассчитаны на внезапное снижение стимуляции. Отсюда напрашивается печальный вывод: бороться с болезнью, к которой нас подталкивает собственный геном (и зафиксированный в нем эволюционный опыт предков), чрезвычайно сложно.


НЕТ ХУДА БЕЗ ДОБРА

Следует сказать, что жировые отложения для человека играют положительную роль и сейчас. Хотя мы не залегаем на несколько месяцев в спячку, не пускаемся в тысячекилометровые автономные перелеты на собственных крыльях, некоторое количество жира необходимо и нам. Дело в том, что жировая ткань — это не просто энергетический запас. Ее клетки синтезируют эстрогены — женские половые гормоны. (Это, между прочим, объясняет данные британских и американских медиков: у девочек, с колыбели отличавшихся повышенным весом тела, половое созревание начинается в среднем на год с лишним раньше, чем у их стройных сверстниц.) Роль жировой ткани в поддержании гормонального баланса в женском организме так велика, что когда ее масса падает ниже некоторой критической черты, наступает полное прекращение половой функции и женщины утрачивают способность к зачатию.

Существуют и другие медико-статистические закономерности.

Сотрудник федерального Центра контроля и профилактики заболеваний США Кэтрин Флегал и ее коллеги проанализировали статистику смертности американцев старше 25 лет за 2004 год с учетом данных о массе тела. Выяснилось, что обладатели небольшого (не более 13,5 килограмма по сравнению с расчетной нормой) избыточного веса умирали от эмфиземы легких, пневмонии, болезней Альцгеймера и Паркинсона, а также травм и некоторых инфекционных заболеваний почти на 40% реже, чем их более гармонично сложенные сограждане. (По мнению авторов работы, это связано с тем, что у толстяков больше физиологических резервов, позволяющих им быстрее восстанавливаться при болезнях и травмах.) Еще раньше было показано, что люди с избыточным весом быстрее и безболезненнее оправляются после инфарктов. Правда, и сами инфаркты у них бывают чаще, чем у худых. А вот туберкулезом, по данным гонконгских исследователей, они заболевают достоверно реже.

Следует, однако, подчеркнуть, что все вышесказанное относится только к умеренному избытку веса, но не к ожирению.

Последнее лишь увеличивает риск смерти от наиболее популярных причин. И если медицина не найдет эффективных средств против него, у ожирения есть все шансы занять место главного бича человечества в XXI веке.

ВОКРУГ СВЕТА ФЕВРАЛЬ 2008